Память сильнее времени

Память сильнее времени Обложка СевЖД

Память сильнее времени

Воспоминания железнодорожников Северной магистрали о Великой Отечественной войне (1941-1945)
(скачать книгу, 16 Мб)

СевЖД - Андреева

Андреева Марта Васильевна

"Когда освободили Минск, кругом были руины, мне казалось, что в городе вообще не осталось целых домов. Был праздник 7 ноября, и мы втроем – две девушки-радистки и офицер были награждены участием в праздновании Дня Октябрьской революции. Шли через весь Минск, вернее через развалины, которые когда-то были прекрасным городом. Никаких улиц – просто руины. Офицер родился и вырос в Минске, поэтому вел нас по каким-то своим ориентирам. Вдруг остановился около одного из разрушенных домов. Яма, обломки арматуры, торчащая спинка железной кровати, какие-то вещи. "Это мой дом", сказал он. Многое было в войну, но вот этот момент, когда я увидела разрушенный дом знакомого мне человека, запомнился очень ярко".

СевЖД - Кустова

Кустова Александра Васильевна

"С хлебом стало плохо еще до войны. Стояли за ним в очередь ночами вместе с бабушкой. А во время войны хлеба совсем не стало. Но выдавали зерно. В сенях у нас стояли жернова, зерно мололи – вот тебе и мука. Двери в дом мы тогда совсем не закрывали. Жернова-то только у нас сохранились, больше ни у кого и не было. Вот и ходили к нам в сени соседи молоть свое зерно. А воровства тогда не было. Времена голодные, но воровать у таких же голодных никому и в голову не приходило".

СевЖД - Метелкина

Метелкина Мария Антоновна

"Работала одна молодежь, девчонки, которых учили несколько пожилых специалистов-мужчин. Я до сих пор помню, по возрасту он нам годился в дедушки, но так ухаживал! Мы в перерыв прикорнем на ящиках в подсобках, дремлем, а он придет, похлопает по плечу, и тихонечко так скажет: "Девочки, вставайте, милые, обеденный перерыв кончился". Для него мы были как родные дочки, терпеливо все нам показывал, хоть бы раз услышали от него грубое слово – нет, такого не было и в помине! Нас оберегали. Но и трудились мы честно, не ленился никто, хоть и тяжело было. Дисциплина была хорошая. Во время бомбежек мы прятались под станками – выходить из цеха было нельзя. Нам давали планы – сколько мы должны сдать снарядов. И, пока не выполним план смены, мы не могли уйти домой. Иногда приходилось и по 14, 16 часов работать. Знаете, это было так, как будто бы так и надо…"

screenRenderTime=1